Амстердам в XVII–XIX вв. Часть 6

Элегические каналы Амстердама, живописные мостики и аккуратные ряды домов всегда производили впечатление театральных декораций, скрывающих от любопытных взглядов другую жизнь. Возможно, тайна Амстердама заключалась в том, что этот маленький город вмещал целый мир экзотики.

Фонарь на мосту Блаунбург

На многочисленных складах, упакованные в мешки, сундуки и баулы, хранились загадочные Индия и Япония, Цейлон и Китай. Они словно незримо присутствовали рядом, фантастическим образом раздвигая границы. Казалось, что от их присутствия менялся даже воздух на городских улицах.

Амстердам во времена его расцвета можно было сравнить с обычным складом, который был до отказа набит пугающими, запретными, диковинными и привлекательными вещами, которых никто раньше не видел и даже не слышал о них.

С тех пор прошло почти четыре столетия. Большинство амстердамских складов теперь переоборудовано под конторы и квартиры, а сам Амстердам уже давно не называют торговой столицей мира.

Даже самые патриотичные амстердамцы считают, что сейчас их любимый город переживает далеко не лучшие времена. Последние 20 лет его словно затягивает тиной. С ним происходит то же самое, что случилось с некогда судоходным и бурным Южным морем, ныне ставшим тихим озером. Но все же и современные путешественники называют столицу Нидерландов городом тайн. Мистическим образом по сей день на столичных улицах иностранцев не покидает ощущение двойного дна.

Сколько бы они ни бродили вдоль каналов, ни блуждали по средневековым улочкам, им продолжает казаться, что самое главное в этом загадочном городе осталось скрытым от их глаз. Тени прошлого продолжают будить воображение. И всех, кто хоть раз побывал в Амстердаме, возвращаться сюда снова и снова заставляет желание проникнуть за расписной театральный занавес.

В самом конце XVII в. в Голландию приезжал молодой русский император Пётр I. Он увидел государство, где использовались самые передовые методы ведения хозяйства, развивались ремесла, а искусство и наука были неотделимы от повседневной жизни.

Памятник Петру I в Зандаме

Голландия стала для русского императора идеалом счастливого и благоустроенного государства. «Петербург будет другой Амстердам», – так объявил своим приближенным Пётр после возвращения из поездки в Голландию.

Он хорошо понимал, что петербургский климат и ландшафт очень похожи на голландские. Это сходство и побудило Петра ориентироваться в области архитектуры прежде всего на Голландию.



Комментарии (2)

  1. Oh, man darf hier keine Links per HTML-Tags setzen. Sorry. Obiger Text sollte lauten:Die Aufnahme der Paftuoto-Astomasen in der Kastanienallee finde ich besonders gelungen.

  2. Some schools make this a two-stage course of.

Добавить комментарий

*